golos

Журнал «Голос Эпохи» существует в Сети уже пятый год. За этот срок на его страницах были опубликованы произведения более полусотни авторов из разных областей России, а также стран ближнего и дальнего зарубежья. К первому юбилею журнала начинается регулярный ежеквартальный выпуск печатной версии издания, в котором будут публиковаться, как лучшие материалы прошлых лет, так и новые произведения.

На страницах нашего журнала Вы сможете ознакомиться не только с современной русской прозой и поэзией, но и с мемуарами и очерками о людях, оставивших след в нашей истории и культуре. Также Вашему вниманию будут представлены статьи, посвящённые самым острым проблемам дня сегодняшнего: политике, экономике, национальному вопросу и т.д.

Свою задачу мы видели и видим в том, чтобы, сберегая и восстанавливая память о прошлом России, храня и следуя её исконным традициям, созидать будущее, которое слагается не из нефтяных баррелей, а из плодов духовно-интеллектуальной деятельности. «России, - писал некогда Пётр Струве, - нужно возрождение Духа, остальное приложится». Создавая наш журнал, мы надеялись внести свою малую лепту в это первое и наиглавнейшее для России дело – возрождение Духа.

Журнал Голос эпохи

Елена Семёнова. «Русскими людьми мы оставались и в лагерях». Памяти К.Д. Воробьёва.

«Еще в детстве он ощутил свою исключительность, - вспоминает сын писателя, С.К. Воробьёв. - Отец мне рассказывал такой эпизод: однажды, когда ему было лет двенадцать, он шел в знойный летний день по полю и увидел следовавшую за ним тень в окружении сияющего нимба над головой. Его талант, действительно, Богом отмеченный». Детство Константина Дмитриевича пришлось на годы становления советской власти. Он родился 24 сентября 1919 в селе Нижний Реутец Курской области в бедной крестьянской семье. «Степь, простор, огромное небо с первых дней окружали деревенского мальчика, - рассказывает дочь писателя, Н.К. Воробьёва. - Тихий хуторок, гречишный дух, соловьи по весне. Все яркое, сочное, красивое. Земля — шелковистая, черная, как воронье крыло. Отец знал назубок и птиц, и растения».

Tags: 

Андрей Можаев. Путь в Дивеево (очерковая повесть)

Это случилось всё в том же особо значимом для меня девяносто первом году. Уже позади было неожиданное благословение игуменьи К. в Ново-Голутвине монастыре и то подтверждающее благословение духовника Троице-Сергиевой Лавры архимандрита Н. с его повелением быстрее овладевать пением, чтением и всем богослужебным уставом. Также, в прошлом осталась и крылатая радость с предощущением и ожиданием невероятного разворота жизни. А ещё, я успел получить первый тяжёлый урок на самом пороге вступления в клир. Кто помнит год, о котором пишу, тот знает, как близко подошла Россия уже к полному распаду, и как болели сердца от стремления, но и невозможности изменить положение прямым действием. Кланы политиков рвали друг у друга куски власти и собственности, а народ вогнали в нищету, отчего силы людей целиком растрачивались на борьбу за личное выживание.

Tags: 

Дмитрий Соколов. «Великий перелом» крымской деревни.

Период конца 20-х – первой половины 30-х г.г. XX в. в истории Крыма (равно как и всей страны в целом), является не менее драматичным, чем годы революции и гражданской войны, а также время "Большого террора", пришедшееся на вторую половину 30-х г.г. Переход от новой экономической политики к командно-административной системе ознаменовался новым наступлением большевиков на деревню, и, как следствие – новой вспышкой репрессий. Выступая в апреле 1929 года на пленуме ЦК и ЦКК ВКП (б) И.В.Сталин заявлял, что "крестьянство, пока оно остается индивидуальным крестьянством, ведущим мелкое производство, выделяет и не может не выделять из своей среды капиталистов постоянно и непрерывно".

Tags: 

Елена Семёнова. Честь имею! Б.А. Можаев (очерк)

«…заброшенных, таинственных крепостей в этом древнем лесном краю много; встречаются они и по Оке, и по Мокше, и по Цне – всё это старая засечная полоса, граница Рязанского княжества. Но если верить старикам, в каждой из этих крепостей жил либо разбойник Кудеяр, либо старица Алёна со своей лесной вольницей…» Много повидала на своём веку рязанская земля. Одно нашествие татар породило великое множество легенд и сказаний, наполнило летопись скорбными и славными страницами. И чудится, будто каждая пядь земли дышит памятью прежних веков, как дышит ею и молчаливая Ока, и оттого рождается неизъяснимое чувство единства времён – дня сегодняшнего и вереницы дней минувших, образы и события которых нет-нет, а прорастут сквозь эту землю, напомнят о себе, заставят иначе взглянуть на современность, ощутить всю историю нашу, как единое целое, как жизнь единую.

Tags: 

Вадим Михановский. След на тающем снегу. Арсений Несмелов (очерк).

В середине шестидесятых на одной площадке с нами поселились в доме две дамы, мать и дочь, - явно не местного происхождения. Вскоре мы познакомились, разговорились. С этого и берёт начало наша история... В те далёкие-далекие дни, когда в далеком Сараево прогремели трагические выстрелы и огромные массы людей после этого двинулись друг против друга, старшей из дам исполнилось 7 лет. Она родилась и выросла в Харбине, как позже и её дочь. Родители Лидии Николаевны Гудатьевой служили в правлении Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Она в том году поступила в одну из двух русских гимназий... На Западе продолжали греметь выстрелы, гибли люди, а здесь, на Востоке, тишь да гладь. Многотысячная русская колония в Харбине не испытывает больших забот и трудностей военного времени, в магазинах - белый хлеб, "конфеты-бараночки", в ресторанах зазывная мелодия входившего в моду танго, из окон домов - фортепьянные пассажи... Через шесть лет сюда хлынет огромная толпа в солдатских и офицерских шинелях. Начнутся перебои с хлебом. Русский Харбин заживёт не так сытно и весело, как прежде.

Tags: 

Лада Григорьева. Сети для ветра.

Лада Григорьева

Клоуны (эпоха после 1917 года)

 

Цирк уехал. Клоуны остались.

Умирать уходит старый слон.

Оглушённый, ослеплённый сталью

О покое тихо молит он.

 

Беззащитен? Поиграют в жертву,

В злую шутку под названьем жизнь.

Tags: 

Игорь Смысловский. Мемуары артиста. Часть 1. Детство и отрочество.

Перебирая семейные архивы, мы с двоюродным братом нашли воспоминания Игоря Алексеевича, записанные с его слов. С огромным удовольствием мы прочитали его воспоминания, к сожалению, незаконченные. В них отображено его детство, юность и зрелость. Рассказано доступным простым языком о становлении театров в молодой еще тогда стране, о деятелях культуры известных всем, кто интересуется театром. В этих воспоминаниях рассказывается о его работах в театрах Москвы, Санкт-Петербурга и во время эвакуации в Среднюю Азию. Заканчиваются они, к сожалению, 1943-м годом. Эти воспоминания никогда и нигде не публиковались и поэтому мы посчитали необходимым их опубликовать. Очень надеемся, что они будут интересны не только "театралам", но и всем читателям, которые интересуются культурой. Воспоминания приводятся в том виде, как они записаны. Небольшие ремарки дополнены составителями.

Tags: 

Александр Шахматов. Китай (глава из книги «Вселенная Россия»).

Это был тот самый живописный, божественной красоты уголок земли – трехречье рек Хаула, Дербула и Гана, расположенный среди маньчжурских сопок, степей, лесов на территории Китая, куда волей судьбы были заброшены русские люди, небольшая часть из которых еще в конце девятнадцатого века, а большинство после кровавой революции на Руси. Русские поселенцы, в основном забайкальские казаки, с многодетными семьями на дикой земле первым долгом возводили храмы, а затем строили жилые дома, школы - все в русском стиле. В течение десяти лет было построено около двенадцати поселков. И вот в одном из них, в поселке Покровка, родился ваш слуга в патриархальной русской семье 24 апреля 1947 года. Отец Василий Симеонович Шахматов был родом из Тобольской губернии, а мать Пелагия Ильинична, урожденная Ушакова, из Оренбургской. Старшей из детей была сестра Наталия, затем братья Павел, Виктор, Николай, а младший брат Михаил родился позднее в городе Якеши – около великой китайской железной дороги. Крестил всех нас отец Иоанн Старосадчев. Батюшка был богатырем не только духовным, но и физическим. Кроме священнослужения он занимался сельским хозяйством, сам пахал, косил, сеял, жал, молол...

Tags: 

Страницы

Подписка на RSS - golos